Элегантный фламберг со знаком тигра

Элегантный фламберг - Предмет - World of Warcraft

Это Зеленый Двуручный меч го ур. Это Этот предмет добывается с Оружейный техник. Несмотря на скорость, я успел приметить на его шее знак Ковена Первым напал Тевталь, до скрипа сжав обмотанную кожей рукоять фламберга. в её истинной ипостаси и сильно походил на здоровенного тигра. плане ей далеко, и грациозным, элегантным станом гимнастки. со знаком мартышки (Шанс: %); со знаком тигра (Шанс: %); со знаком тигра (Шанс: %); со знаком тигра (Шанс: %); со знаком тигра .

С тех пор набор оружия, которым следовало уметь пользоваться, сильно сократился. Кинжал остался лишь в пользовании солдата, да и то прикрепленным к стволу мушкета, переродившись в штык. Меч остался на действительной службе в двух вариантах: Теперь мы подходим к веку восемнадцатому. В предыдущие два столетия здесь не наблюдалось такого оживленного стремления к частным поединкам, как на материке, поскольку еще при Елизавете убийство на дуэли каралось повешением.

Но уже во времена первых Георгов джентльмены за обедом или ужином все чаще стали вести себя не мудро, но весело — и сыпались насмешки, вскипали обиды, клинки вылетали из ножен: Маленькая изящная шпага с посеребренной рукоятью в XVIII веке была столь же неотъемлемым элементом одеяния джентльмена, как зонтик в плохую погоду — в веке двадцатом.

Оружием граждан была малая шпага. Кроме гражданских, существовали военные, чье занятие — рубить и крушить врагов короля, что они и делали с помощью грозного колюще-рубящего оружия, врученного им государством.

Им приходилось все время поддерживать свои навыки, и именно благодаря им в старой Англии сохранилось искусство владения палашом. В XIX веке для того, чтобы лицезреть клинки в действии, нам опять придется переместиться во Францию. В Англии поединки с холодным оружием уступили место дуэлям пистолетным. Институт секундантов тоже выродился. Изначально целью их было достичь по возможности примирения спорщиков, но во времена поздних Георгов они вместо этого сплошь занимались подстрекательством и даже прямым подталкиванием молодых людей к тому, чтобы стреляться насмерть даже тогда, когда они толком и не ссорились-то.

В общем, к тому времени дуэли в Англии уже, действительно, пора было бы запретить раз и навсегда. Но все же эти рыцари не пренебрегали таким видом амуниции, как щит, а любое целенаправленное парирование атаки тем или иным видом защиты следует все же считать частью фехтовального искусства, пусть и в зачаточном виде.

Менее же зажиточным гражданам, которым рыцарская броня была не по карману, приходилось всячески совершенствовать личное мастерство. Их вооружение составляли чаще всего небольшой круглый щит и меч или дубинка, которая использовалась не только непосредственно на поле боя, но и при обучении владению мечом, как наша деревянная рапира.

Кинжал или нож использовали все без исключения — и знать, и чернь, владению ими обучали специалисты. Распространенными в тот период были: Все эти мечи были обоюдоострые, имели колющее острие и тяжелое навершие — круглый утяжелитель на конце рукояти, благодаря которому оружие становилось сбалансированным, а заодно и с успехом применимым как ударно-дробящее в ближнем бою.

Помимо этих мечей, применялся также эсток с длинным жестким клинком, как правило острым лишь на конце, поскольку предназначался для пробивания латных пластин. Большая часть этих мечей, даже неуклюжий двуручный, относящихся изначально к XV веку, использовались и в дальнейшем.

Историк Оливье де ла Марш, чиновник при дворе Филиппа ле Бон, герцога Бургундского, оставил нам в своих мемуарах бесчисленное количество сведений, воспроизводящих с изумительной точностью детали поединков, свидетелем которых он был лично — как сражений насмерть, так и турнирных боев за рыцарскую честь, а также один случай судебных поединков, исход которых, как было принято считать, определял сам Господь, даруя победу правому.

Мы при дворе доброго герцога Филиппа Бургундского. В те дни в обычаях у рыцарей было отправляться в дальние страны на поиски приключений. Так и Галиот де Балтасин, благородный эсквайр из Кастилии, камергер Филиппа Мариа, герцога Миланского, испросив у своего повелителя разрешения, которое тот охотно дал, решил на какое-то время покинуть герцогство, чтобы посмотреть мир и при случае покрыть себя славой с помощью копья и меча.

Он отправился в путь с соответствующей свитой, и вот мы видим его уже в городе Монс, в Эно, где случилось в тот момент быть всему бургундскому двору, так что возможность удовлетворить свои честолюбивые стремления рыцарю представилась отменная. Однако именно в это время между двумя герцогами сложились весьма теплые отношения, так что у Галиота имелся строгий приказ от своего повелителя не поднимать руку на подданных герцога Филиппа, разве что по собственной инициативе кого-либо из последних, да и в этом случае — только с одобрения самого доброго герцога.

Следует отметить, что поединки как с целью смывания кровью некоей смертельной обиды, так и просто для поднятия своего рыцарского авторитета разрешались только с позволения монарха или иного лица, обладавшего достаточными полномочиями. Когда же такое позволение выдавалось, то поединок оформлялся по всем турнирным правилам, со всем тщанием, которого требовал статус бойцов. Так, обязательным элементом турнира была арена с входами с двух противоположных сторон, обнесенная оградой из двух уровней перил; для боев верхом ее размер составлял около шестидесяти шагов в длину и сорока в ширину.

Рыцарский меч Галиот, памятуя о полученных указаниях и опасаясь, что в Эно ему не найти никого, кто был бы готов оказать ему желаемую услугу, принимает решение отправиться за море, в Англию, где подобных проблем перед ним стоять уже не.

Его представляют доброму герцогу, и тот видит перед собой доблестного воина в начале расцвета сил, с красивым, честным лицом и высокой, грациозной фигурой, сильного, как бык, и гибкого, как пантера: В общем, добрый герцог встречает такого человека со всем радушием и обеспечивает его подобающим жильем.

Однако приказы миланского господина все же стесняют рыцаря. Об этом вскоре узнает знаменитый рыцарь ордена Золотого руна — Тернан, один из любимых воинов герцога. Увлекающийся турнирами Тернан крайне желает поспособствовать Галиоту в осуществлении его мечты. Заручившись позволением доброго герцога, он повязывает на левую руку знак своей возлюбленной — что само по себе является вызовом всем и каждому на бой в честь прекрасной дамы — и посылает старшего герольда своего ордена к Галиоту с учтивым извещением о том, что в данном случае вызов в виде повязки на руке адресуется непосредственно ему и что если Галиот пожелает коснуться этой повязки, то есть принять вызов, то сможет найти Тернана через час после полудня в большом зале замка, перед лицом его высочества герцога.

После такого вызова принявшему его предстояло определить, насколько серьезным будет предстоящий бой; выразить свое решение ему предстояло в момент касания повязки. Заручившись разрешением доброго герцога, Галиот со всей учтивостью подходит к лорду Тернану и аккуратно касается рукой повязки, сказав при этом: Лорд Тернан приветствует выбор гостя и изящно благодарит его, обещая должным образом проинформировать его об оружии, которое намеревается использовать, а именно: Добрый герцог же в это время распоряжается, чтобы бой состоялся в городе Аррас в апреле года, дабы дать Галиоту время съездить обратно в Милан, собрать доспехи и подготовиться должным образом.

На рыночной площади подготовлена просторная арена, рядом с ней — большая крытая трибуна для доброго герцога и его двора. С одной стороны арены возведен шатер мы сегодня назвали бы его раздевалкой лорда Тернана — большой и пышный, из синего и черного дамаста, увенчанный гербом его владельца и обставленный множеством знамен и вымпелов.

С другой стороны — не менее пышный шелковый шатер Галиота. Через час после полудня добрый герцог, в сопровождении сына, графа Шаролуа, графа Эстампа и множества других знатных господ, восходит на трибуну, с белым судейским жезлом в руке, и садится на трон. Пропели рога, и на арену выходят восемь стражников, в доспехах с ног до головы, но в руках у них лишь белые жезлы: Первым из рыцарей на арене появляется, как и положено бросившему вызов, лорд Тернан.

Попона лошади рыцаря украшена его вышитым гербом, а сам он в плаще поверх доспехов. На голове лорда — шлем с поднятым забралом. Это темноволосый человек с густой черной бородой, весь его вид внушает уважение. Сопровождают его в качестве секундантов и советников лорд Божо и граф Сен-Пол. Он сходит с коня, кланяется доброму герцогу и проходит в свой шатер. Теперь на арену въезжает Галиот де Балтасин. Он тоже полностью облачен в доспехи.

Галиот нарочито демонстрирует свое проворство, спрыгивая с коня так легко, как будто на нем не надето ничего тяжелее шелкового камзола. Он тоже кланяется герцогу и удаляется в свой шатер готовиться к поединку. Турнир начинается с пешего боя. Вот закончились положенные ритуалы, и распорядитель турнира идет в шатер к Тернану за копьями, которые тот должен был приготовить для сражения. Два копья абсолютно одинаковы, и распорядитель несет их Галиоту на выбор. В три часа поет рог, и бойцы выходят из шатров, полностью облаченные в доспехи, с опущенным забралом.

Тернан медленно наступает, держа копье обеими руками. Галиот работает в более оживленной манере — он держит оружие одной рукой, действует им играючи, как будто оно не тяжелее стрелы лучника; один-два раза он подпрыгивает в воздух, и видно, что броня ему не помеха.

Бой начинается столь яростно, что Галиот ломает наконечник копья о нагрудную пластину панциря Тернана, а последний в свою очередь наносит такой удар в голову Галиота, что крепление забрала шлема не выдерживает и открывается. Подбегают стражники с белыми жезлами и заставляют бойцов разойтись на несколько шагов.

Когда амуниция приведена в порядок, они вновь сходятся; процедура повторяется после того, как у копья Тернана отломался наконечник, а копье Галиота переломилось пополам. Оговоренное количество ударов нанесено, и бойцы расходятся по шатрам — критерием для завершения каждого боя является обмен определенным количеством ударов. И вот они снова сходятся, на этот раз — с длинными жесткими эстоками.

Из другой истории мы узнаем, сколь ужасно это оружие в смертельном бою, но не будем забывать — наши бойцы сейчас сражаются лишь за рыцарскую честь как мы иногда по-дружески фехтуем в зале. Галиот снова первым выбирает себе оружие из предложенной пары, и бой начинается.

Лорд Тернан, известный щеголь, сменил свою накидку, надетую поверх доспехов, на другую, с золотым шитьем. Прикрываясь круглым щитом, он наступает и вновь наносит столь жестокий удар, что шлем его противника опять не выдерживает и открывается; но, когда они снова сходятся, Галиот протыкает наручь Тернана и срывает ее с руки — она остается нанизанной на меч.

Мастера снова приводят доспехи в порядок. Сойдясь в третий раз, оба бойца ломают друг о друга наконечники клинков. Им приносят новые мечи. Теперь Тернан работает уже осторожнее, и ему удается нанести Галиоту поистине ошеломляющий удар; тот пошатнулся, но, оправившись, отвечает столь мощным колющим ударом в рукавицу противника, что она сгибается пополам, и зрителям кажется, что запястье рыцаря или сломано, или вывихнуто; к счастью, травма не серьезна.

Бойцы расходятся по своим шатрам, и Тернан пользуется короткой передышкой для того, чтобы в очередной раз переодеться.

Распорядитель турнира раздает сражающимся по боевому топору; это два одинаковых боевых топора около пяти футов длиной; острого наконечника на них нет, так как было заранее обговорено, что в этом бою предстоит обмен лишь рубящими ударами. Галиот свирепым натиском атакует противника, Тернан делает шаг назад и в тот момент, когда атакующий подается вперед, наносит ему мощный удар по затылку шлема.

Галиот вновь пошатнулся, однако опять приходит в себя и осыпает Тернана таким градом ударов, что тому приходится отступить на четыре-пять больших шагов. За схваткой наблюдают очень внимательно, и, как только нанесено необходимое количество ударов, добрый герцог выбрасывает свой белый жезл, объявляя таким образом окончание поединка.

Стражники разводят бойцов, те поднимают забрала и, не выпуская из рук топоров, предстают перед герцогом, который выражает похвалу их доблести и отправляет отдыхать. Однако турнир на этом не окончен — ведь вскоре предстоят еще конные бои с копьем и мечом.

Днем, подходящим для завершения состязания Галиота и Тернана, добрый герцог назначил понедельник, 2 мая года. Чуть позже полудня герцог и его придворные занимают свои места, восемь стражников выезжают на арену на лучших конях, какие только нашлись в герцогских конюшнях, и вновь у каждого в руке прочный белый жезл. Первым на арену выезжает Тернан в полном боевом облачении, естественно, что и он сам, и его конь с ног до головы в великолепных украшениях, в гриву и хвост последнего вплетены золотые нити.

Тернан кланяется герцогу и занимает свое место на краю арены. Теперь появляется Галиот де Балтасин на мощном боевом коне, покрытом попоной из бычьей кожи. На наголовнике и нагрудном доспехе коня огромные стальные шипы. Распорядитель турнира, заметив шипы, указывает на них герцогу, который, на правах хозяина, посылает главного герольда к Галиоту с сообщением о том, что в герцогстве использование такого оружия недопустимо; Галиот приносит учтивые извинения, и вызвавшие протест шипы снимают с конского доспеха.

Он салютует герцогу и занимает место напротив Тернана. Распорядитель турнира берет предоставленные инициатором боя копья и мечи и предлагает Галиоту на выбор. Выбор сделан, рога протрубили, бой начинается. Рыцари быстро сближаются, сжав в руках копья. Меч Тернана висит в ножнах на поясе, как положено; но Галиот уже обнажил свой меч и держит его наготове в левой руке вместе с поводьями.

По тому, как они сближаются, видно, что Тернан намеревается поразить противника копьем, а крепко сидящий в седле Галиот явно рассчитывает на сшибку коней, в которой ему неплохо помогли бы те самые, вышеупомянутые шипы.

Бойцы сталкиваются с ужасным грохотом, и конь Тернана отшатывается. К несчастью для Тернана, застежка ремня, на котором висел его меч, лопается от удара, и рукоять меча выскальзывает из ножен на круп коня. Нельзя, правда, сказать, что боец остается совсем уж безоружным, поскольку меч не выпал из ножен полностью, а ножны еще более-менее держатся на самом рыцаре; он пытается достать оружие, но не дотягивается.

Воспользовавшись этим, Галиот обрушивает на соперника град ударов лезвием, острием и рукоятью меча. Тернан отбивается, как может, своей латной рукавицей, пришпоривает коня, заставив его подпрыгнуть, в результате чего меч Тернана выскальзывает из ножен и падает наземь.

Вот теперь он совсем обезоружен, и приходит черед вмешаться стражникам. Они вручают рыцарю потерянный меч. Теперь Тернан переходит в наступление; он наносит два мощных удара по шлему противника, а затем проводит колющий удар в суставное сочленение доспеха Галиота, но поддетая под панцирь кольчуга оказывается вполне надежной, и травмы удается избежать.

К этому моменту оговоренное число ударов оказывается уже нанесенным, и добрый герцог выбрасывает свой белый жезл, прекращая тем самым схватку. Бойцов подводят перед очи правителя, он хвалит их за умение и храбрость, приказывает обняться и расстаться друзьями, завершив тем самым их поединок, прошедший столь яростно и завершившийся столь благородно, что заслужил внесения в древние хроники.

Глава 2 Как добрый рыцарь Жак де Лален и английский эсквайр Томас Ке сражались боевыми топорами Изо всех придворных воинов герцога Филиппа Бургундского доблестью своей более всех известен был рыцарь Жак де Дален, чьи деяния подробно описал Джордж Кастеллан, главный герольд ордена Золотого руна.

Он, как и Галиот де Балтасин, возжелал отправиться за пределы своей страны, чтобы там снискать себе славу.

Получив на то позволение своего сеньора, он отправился в Шотландию в сопровождении своего дяди, мессира Симона де Ладена, лорда Монтиньи и бретанского эсквайра по имени Эвре де Мериаде. Король Яков II принял гостей с почестями. В их честь был организован турнир, где противником Ладена стал Джеймс Дуглас, а противником Симона — лорд Хаге; Мериаде тоже достался какой-то противник.

Закончился бой, основным оружием в котором был боевой топор, в пользу Лалена и его соратников. После этого они отправились в Лондон и явились ко двору. Восседавший на троне не самый блестящий монарх Генрих VI не только оказал гостям весьма прохладный прием, но и строго запретил кому-либо из своих подданных принимать их вызов.

Бургундцы, разочарованные таким обращением, решили как можно быстрее покинуть Англию, но почти у трапа корабля их нагнал молодой английский эсквайр Томас Ке, которого во время недолгого визита гостей не оказалось при дворе.

Он выразил сожаление, что с таким благородным и знаменитым рыцарем, как шевалье де Лален, обошлись столь бесцеремонно, и пообещал в течение шести недель получить разрешение и самому приплыть на материк, чтобы принять их вызов, выразив при этом надежду, что бой будет происходить перед глазами и под личным руководством самого герцога Филиппа. Ликование поднялось при дворе доброго герцога, а тем паче в душе храброго Лалена, когда от английского эсквайра пришла весть о скором прибытии с целью сразиться на тех условиях, которые предлагал мессир Жак, а именно: Мессир де Лален тут же направился к своему сюзерену за герцогским разрешением на сей ратный подвиг; разрешение было милостиво дано, и по приказу герцога на рыночной площади Брюжа начали строить арену для турнира со всей роскошью, подобающей его участникам.

Секира Томаса Ке Настал решающий день; старая рыночная площадь была расцвечена вымпелами и знаменами, в окнах всех домов торчали разодетые зеваки. Посреди площади находилась сама арена — огороженное пространство для будущего боя, с двух противоположных сторон которого высились шатры участников.

Calaméo - Meч: Большая иллюстрированная энциклопедия / Лайбле Т. ()

По периметру арены были выстроены крытые трибуны для особо привилегированных зрителей; в центре их помещался герцогский трон. Сам герцог появился в сопровождении блестящей свиты из знатных людей, благородных рыцарей и эсквайров со множеством прекрасных дам. Мессир Жак, узнав о прибытии двора, тотчас же появился на арене в сопровождении двух своих дядюшек, лорда Креки и лорда Монтиньи того самого Симона де Лалена, который сопровождал его в Шотландии и множества друзей.

Поклонившись герцогу, он вернулся в свой шатер. Затем на арене показался английский эсквайр в сопровождении двух рыцарей, которых герцог, по традиции, уполномочил выступать в роли его секундантов, а скорее, советников.

Поприветствовав его высочество, англичанин удалился в свой шатер облачаться в доспехи. Оружие Жака де Лалена В подобных случаях было принято тщательно изучать оружие, с которым сражающиеся собираются выйти на бой; бердыш англичанина вызвал некоторый спор — его форма была несколько более опасной, чем было принято на подобных турнирах.

Он имел широкое лезвие, с обратной стороны — тяжелый боевой молот, очень длинный шип в продолжение древка и острый стальной вток. Оружие Лалена представляло собой комбинацию молота, клевца в виде клюва сокола и короткого шипа в продолжение древка. Даже сам мессир Жак обратил внимание на неравенство оружия, но Томас Ке так настойчиво просил оставить ему этот топор, который, по его словам, он специально вез из Англии, что Лален, руководствуясь благородством и добрым характером, снял все возражения.

Завершились традиционные ритуалы открытия турнира, соперники вышли из своих шатров; из них более роскошным был шатер Лалена, украшенный тридцатью двумя знаменами и гербами всех родов, с которыми рыцарь находился в родстве. Единственным оружием Лалена был его боевой молот, который он держал близко к корпусу обеими руками за середину, готовый как атаковать, так и защищаться и тем и другим концом оружия.

Томас Ке, напротив, вышел в прочном стальном шлеме с закрытым и хорошо закрепленным забралом, и по его манере держать оружие было видно, что он рассчитывает на сокрушительные удары боевой частью секиры. Вдобавок Ке был еще и опоясан мечом. Мессир Жак наносит мощный укол наконечником своего топора в забрало шлема противника, но пробить его не удается; в ответ Ке обрушивает град ударов лезвием, молотом и шипом, откровенно целясь в незащищенное лицо Лалена.

Однако мессир Жак — подвижный боец, он уворачивается и лавирует, и наконец свирепый натиск соперника ослабевает. Открытый ворот Лалена позволяет ему дышать свободно, и он получает некоторое преимущество перед противником, полузадохнувшимся в тяжелом шлеме с плотным забралом.

Фламандец, используя свой шанс, наносит прямо по шлему Ке пошатнувший того удар и, не останавливаясь, проводит серию сокрушительных ударов, несомненно способных сломить более слабого соперника.

Но Томас Ке — отважный рыцарь крепкого сложения, немало поглотивший доброго британского мяса и эля; натиск фламандца лишь заставляет его умерить пыл, и теперь он защищается более осмотрительно до тех пор, пока мессир Жак не пытается вновь пробить забрало втоком своего оружия.

Ке парирует этот удар движением снизу вверх, и по случайности длинный шип в продолжение древка его топора попадает Лалену в запястье в том месте, где на рукавице нет брони, и протыкает руку насквозь. Однако бой на этом не заканчивается, ведь ни один из противников еще не упал. Добрый рыцарь отдергивает раненую руку, из которой хлещет кровь, тщетно пытаясь схватить ею оружие.

Он поднимает руку и трясет рукавицей в надежде хоть как-то унять кровотечение. Тогда Лален зажимает боевую часть бердыша под мышкой левой руки и древком отбивается от удвоенного натиска английского эсквайра. И тут фортуна, наконец, улыбается ему: Ке замахивается двумя руками для нанесения сокрушительного удара, и Лалену удается поразить его в подмышку через щель в доспехах; ухватившись правой рукой за затылок англичанина, он дергает его вперед, тот теряет равновесие в своих тяжелых доспехах и с грохотом валится на землю, причем клювообразное забрало его шлема так глубоко втыкается в землю, что встать без посторонней помощи он уже не.

Book: Меч сквозь столетия. Искусство владения оружием

Добрый герцог Филипп присуждает Лалену победу, и на этом заканчивается одно из самых живописных сражений в истории боевого топора. Глава 3 Как двое портных бились насмерть дубинами и щитами Представление о храбром рыцарстве окончено, занавес опущен. Что ж, спешите к началу следующего действия! Это будет уже не ярко украшенная рыночная площадь старого Брюжа с выстроенными на ней крытыми трибунами, полными прекрасных дам и сопровождающих их рыцарей. Нет, мы перенесемся в привилегированный город Валансьен.

Место, правда, тоже общественное, но вот происходящее столь мрачно и неприглядно, что женщинам и детям смотреть на это не стоит. Кто же главные действующие лица? Это не добрые рыцари сражаются за сердца своих прекрасных дам и собственную рыцарскую честь. Сегодня бойцами выступают люди низкого звания, двое простых портных, которые даже не умеют владеть мечом и вынуждены решать спор с помощью оружия столь же низкого, как и они.

А биться им предстоит насмерть, поскольку в те времена твердо верили, что сам Господь в таких случаях вмешивается в исход поединка и невиновному погибнуть не даст. И снова рассказ ведет старый Оливье. Любой из горожан, будь то благородный муж или простолюдин, кому не посчастливилось ненароком убить кого-нибудь при самообороне, мог добиться отказа от преследования со стороны суда, заявив, что то был честный бой, и выказав готовность подтвердить свою правоту в судебном поединке.

После такого заявления суд обязан был прекратить дело, и никто больше не имел иного права преследовать обвиняемого, кроме как приняв вызов на бой. Оружие для подобного боя тоже предписывалось весьма любопытное — деревянная дубинка и деревянный же щит, формой напоминающий щит крестоносцев, то есть почти треугольной формы. Такое вооружение предписывалось всем, вне зависимости от знатности и статуса; единственной привилегией благородных господ было право надевать щит на руку острым концом вниз, в то время как простолюдинам следовало надевать его острым концом вверх.

Мы снова находимся в присутствии августейшего герцога Филиппа, который собрался навестить свои фламандские владения, где его преданные валансьенские подданные приготовили для него настолько редкий сюрприз, что даже столь могущественный князь такого наверняка еще не. Случилось так, что некий портной по имени Мао поссорился с одним парнем, чье имя до нас не дошло.

От слов быстро перешли к драке, в которой Мао убил своего противника. Ссора происходила без свидетелей, победитель изложил свою версию произошедшего, и все бы сошло ему с рук, но тут за дело взялся родственник погибшего, злопамятный Жакотан Плувье. Он и распустил слух, что то была не честная драка, а злодейское убийство.

В конце концов Плувье добился судебного разбирательства, официально обвинив Мао в убийстве и заявив о своей готовности отстаивать собственную правоту в судебном поединке с дубинкой и щитом.

И истец, и ответчик были тут же арестованы. Содержали их, естественно, отдельно друг от друга, тщательно охраняли и хорошо кормили, чтобы в предстоящей битве они были в состоянии показать собравшейся толпе достойное зрелище. Добрый герцог Филипп, вместе со своим сыном графом де Шароле, присутствует здесь, но он, хоть и сюзерен, не судья сегодняшнему поединку.

Эта обязанность по древней хартии возлагается на первых людей города — мессира Гиля де Арши, лорда Бейлиньер, провоста, и месье дю Жардана, мэра города, на которых возложены также и все обязанности по проведению этого необычного зрелища. Одежда и оружие простолюдинов на судебном поединке На рыночной площади возведена арена, толпа охочих зевак собралась немалая, так что Николя дю Жардану, командующему стражей, нелегко поддерживать порядок.

В случаях таких серьезных боев, как сегодня, зрителям запрещается подавать знаки или сигналы, которые могут оказаться адресованными одному из бойцов, так что никому на площади нельзя ни слова сказать, ни кашлянуть, ни чихнуть под угрозой строгого наказания. Когда же достойный Николя видит, что кто-то вот-вот преступит запрет, он уже тут как тут со своим огромным жезлом и кричит: Арена имеет необычный вид. Она не квадратная, как обычно, а круглая, и вход на нее только.

На арене стоят лицом к лицу два стула, покрытые черной тканью. На один из них садится вошедший первым Мао, а за ним сразу же входит и Жакотан Плувье.

  • Элегантный фламберг
  • Ошейник для Лисицы 3

Вид обоих бойцов тоже необычен. Головы их обриты, ноги — босы, ногти как на руках, так и на ногах аккуратно подстрижены, а костюм обоих составляет одеяние из дубленой кожи, столь тесно обтягивающей тело, руки и ноги, что создается впечатление, что его на наших героев не надевали, а прямо на них же и сшивали.

Вот появились и слуги закона в сопровождении священника, в руках его большой молитвенник, на котором он заставляет обоих поклясться в справедливости своих заверений: Обоим приносят щиты, которые они надевают острой частью вверх; поле щитов выкрашено в красный цвет, и на них изображен крест святого Георгия.

Бойцы получают дубинки из прочного дерева — обе абсолютно одинакового веса и размера. Теперь бойцы требуют принести им три положенные вещи: Вносят две большие корзины, полные топленого сала, которым бойцы обмазывают свои обтягивающие кожаные одеяния.

Затем приносят две корзины золы, с помощью которой оба очищают от сала руки, чтобы не выскальзывали дубинки и щиты. И последнее — каждому вкладывают в рот кусок сахара, чтобы не так хотелось пить.

Стулья унесены, представители закона покидают арену, на которой остаются только два бойца лицом к лицу, и мэр, встав со своего сиденья, восклицает: Мао, видя, что размером и весом он несколько уступает противнику, пускается на хитрость.

Он набирает пригоршню песка, которым усыпан пол арены, швыряет Плувье в лицо и сразу же после этого ударяет того дубинкой по лбу, отчего по лицу Жакотана течет кровь. Однако в целом это лишь разъяряет сильного и крепкого Плувье, и он в таком бешенстве набрасывается на соперника, что тот вскоре падает наземь, а Жакотан прыгает на него, вырывает ему глаза, добивает сокрушительным ударом по голове и в завершение поднимает тело Мао на руки и перебрасывает через ограждение под ноги палачу, который живо вздергивает тело на виселицу, заранее приготовленную для побежденного.

Вюльсон де ла Коломбьер пишет, что в Европе и Франции на судебных поединках подобного рода вооружение простолюдинов ограничивалось одними дубинками, поскольку щит, элемент доспехов, несущий на себе геральдическую запись владельца, считался вдвойне благородным атрибутом, который не пристало марать рукам плебеев. Изображенные на рисунке бойцы вооружены особого вида дубинками, щитов у них. Что касается исхода боя, то Амон был повержен и тут же повешен.

Хеллиуэлл пишет, что сцена эта основана на реальных событиях, что прототипами действующих лиц были оружейник Уильям Катур и его подмастерье Джон Дейви и что арена для этого боя была подготовлена должным образом, обойдясь казне в 10 фунтов 8 шиллингов 9 пенсов, что в те времена было немалым.

Шекспир переименовывает оружейника в Хорнера, а его подмастерье — в Питера Туза и переносит место действия в зал правосудия, заменив оружие сражающихся на палки с привязанными к ним мешками с песком. В пьесе сражение обретает комические черты, поскольку поклонники оружейника настолько напоили его хересом, лиссабонским крепким пивом, что тот стал уже практически недееспособен, и после недолгой драки, в ходе которой выпивоху шатает по всей арене, подмастерье наносит ему солидный удар, от которого тот падает наземь и признает свою вину.

Конец Хорнера был типичен, поскольку бухгалтерские записи гласят: Убрать изменника от наших взоров! Смерть показала нам его виновность, И праведный Господь открыл пред нами, Что прав и невиновен тот бедняга, Которого хотел он умертвить [13]. Глава 4 Как добрый рыцарь без страха и упрека бился на турнире эстоком против испанца Сотомайора и поразил его Байярд!

Какие благородные ассоциации вызывает это имя! Это вечный герой, славный и своей храбростью в бою, и учтивостью в лагере и в замке, и набожностью, и щедростью, и патриотизмом. Самый романтический период в истории холодного оружия — от атрибута закованных с ног до головы в броню рыцарей до смертоносных рапир разодетых в шелка миньонов. В году французский король Людовик XII ведет войну с испанским на тот момент правителем Неаполя, и добрый Рыцарь без страха и упрека — один из самых верных его помощников.

В его распоряжении — крепость Монервино, откуда наш герой в один прекрасный день принимает решение сделать вылазку, во время которой наголову разбивает встретившийся ему отряд испанцев, не потеряв при этом ни одного из своих людей. Правда, человек пять-шесть из его отряда ранены да пара лошадей погибла, зато в итоге всей операции он захватил несколько пленников, в том числе — самого испанского командующего, дона Алонсо де Сотомайора.

По пути домой Рыцарь узнает о благородном происхождении своего пленника и по возвращении поселяет того в одну из лучших комнат в замке, да вдобавок еще и предоставляет ему достойную одежду из собственного гардероба, со следующими словами: Поэтому я не буду обращаться с вами как с пленником, если вы поклянетесь мне не покидать замка без моего на то разрешения. В его пределах вы будете наслаждаться полной свободой. Замок просторен, и вы сможете развлекаться здесь, как только пожелаете, а мы с моими рыцарями будем только рады вашей компании, до тех пор пока вы не договоритесь о том, чтобы вас выкупили — поверьте, я не буду выдвигать обременительных требований.

Однако слова своего он не сдержал и, как мы увидим, впоследствии дорого поплатился за обман. Испанский дворянин вот уже дней пятнадцать-двадцать живет в Монервино в ожидании, пока за него внесут выкуп в тысячу крон; обращаются с ним и его товарищами весьма гостеприимно, и бродит он по всему замку безо всякого намека на контроль.

Однажды он заговорил с одним албанцем — жадным малым, падким на искушения: Пребывание здесь вводит меня в тоску, тем более глубокую, что я не получаю известий от своих; если бы ты смог привести мне завтра с утра лошадь, я бы легко сбежал отсюда и часа через четыре был бы уже со своими друзьями. Я возьму тебя с собой, подберу тебе достойное занятие, да к тому же отсыплю тебе пятьдесят золотых дукатов. Как бы жаден ни был Теоде, просто так он согласиться не.

На это дон Алонсо ответил: Эсток Спевшаяся парочка осуществляет свой план, как и было задумано, но вот добрый Рыцарь, которого не назовешь засоней, с утра пораньше спускается во двор крепости и ищет дона Алонсо, но никто его не видел, только привратник возле ворот, да и то было еще на рассвете. Объявляют тревогу, бьют в колокол, начинаются поиски по всему замку, но нигде так и не находят ни Сотомайора, ни Теоде-албанца. Разгневанный Байярд обращается к одному из своих людей, ла Баску: У дона Алонсо между тем случилась неприятность: Тут и появляются ла Баск и его весельчаки; предатель Теоде, прекрасно понимая, что попадись он, то и с жизнью можно расстаться, пришпоривает коня и уносится в сторону Андрии, до которой остается всего пара миль.

Испанец тоже пытается удрать верхом, но падает вместе с седлом, и его захватывают, сажают на коня и возвращают в Монервино, где он предстает перед добрым Рыцарем, и тот говорит: Вы честью поклялись мне, что не покинете замка без моего на то позволения, и вот как вы держите свое обещание? Благородные люди не ведут себя таким образом, и я больше не могу вам доверять. Дон Алонсо пытается объяснить, что он не хотел ничего дурного, что он прислал бы выкуп в течение самое большее двух дней, а бежал лишь оттого, что слишком долго не получал известий от.

Эти жалкие попытки оправдаться приводят доброго Рыцаря в пущую ярость, и он приказывает запереть испанца в башне и держит его там две недели, правда, без кандалов или каких-либо еще дополнительных неудобств, предоставляя еду и питье, на какие грех жаловаться.

К концу этого срока прибывает выкуп, и, к изумлению Сотомайора, добрый Рыцарь делит деньги между своими людьми, после чего отпускает пленника. По возвращении в Андрию дона Алонсо ожидает великолепный прием со стороны собратьев по оружию, поскольку в испанской армии и вправду не было воина, которого ценили бы выше, чем.

До позднего Средневековья закованный в броню рыцарь был тоже важным фактором в войне. Рисунок с гравюры ХV. Длинный меч был королем оружия Фото: Del Tin пехота, вооруженная в основном хельмбартами предшественницами алебардпобеждала тяжело бронированное и вооруженное рыцарское войско из Австрии и Бургундии, на первый взгляд, имевшее полное превосходство. В противостоянии с мечом рыцаря длинное древковое оружие пеших воинов стало фактором, решающим исход войны.

Schlunk 1 Giersch, S. Хотя главная функция меча состоит, скорее, в его символическом характере, его ни в коем случае нельзя отбрасывать как второстепенное оружие. Поскольку в эпоху позднего Средневековья меч представлял собой важнейшее оружие не только на войне, но и в повседневной жизни - в поездках, на судебных поединках и в других обстоятельствах, боевое искусство развивалось все.

Потребность в мастерах фехтования была настолько велика, что они позже объединились в гильдии, чтобы защитить искусство от шарлатанов и халтурщиков. Введение удивительно, что он во время своей тысячелетней истории претерпел настоящую гонку вооружения.

Это относится как к форме меча, так и к материалу - в этом случае конкретно к качеству стали. Как мы позднее еще увидим, работа кузнеца-оружейника - настоящее искусство, которое мастера хранили в глубокой тайне.

Только с Х века меч начинает все больше изменяться. Особенно важны два изменения формы меча. Первое изменение затрагивает размеры. При применении двуручного меча щит может использоваться редко или не применяется. Второе изменение затронуло форму клинка, прежде всего его профиль. В XIII веке начинается развитие сплошного латного доспеха.

Защита тела бойца становится все. Поэтому потребова- 1 1 Глава 2. Из плоского рубящего клинка раннего и среднего Средневековья получились типичные, более ориентированные на укол, клинки позднего Средневековья. Меч ка к символ Меч - это больше чем просто оружие, меч - это символ.

Мощный символический характер меча проявляется до настоящего времени. Итак, в фильме это был больше символ, чем оружие. Меч, несомненно, обладает символической ценностью, которую можно назвать образцовой. Не случайно, что рыцарский меч в профиль похож на христианский крест. Загнутые вниз дужки крестовины стали встречаться только с XV века. До этого мы встречаем исключительно прямые дужки крестовины, для чего нет никаких функциональных причин. На головке этого меча имеется углубление, в которое его владелец мог вставить герб, чтобы пометить свою собственность Глава 2.

Введение Различные доспехи, например шлем и кольчуга, оказывали влияние на форму меча Фото: И такая склонность к насилию и войне имеется не только в Ветхом, но и в Новом Завете. Так, от имени считающегося в целом абсолютно мирным Иисуса, например, говорится: Матфей 10, 34 Наверное, важнейшим аспектом средневекового меча была его функция государственного символа.

В среднем и позднем Средневековье мечи появились и у простых воинов, а меч стал просто символом рыцарства. Рыцарь учился обращению с оружием с детства. Наряду с многочисленными другими навыками, паж учился обращаться с деревянным мечом. В 13 лет паж становился оруженосцем и уже мог участвовать в боях.

Для высшей знати проводилась еще церемония ведения меча. И только после этого нового рыцаря торжественно опоясывали мечом. В соответствии с этим простолюдинам, крепостным было обычно запрещено иметь мечи и соответственно носить. Такая ситуация привела, как мы увидим позже, и к расцвету искусства фехтования на мечах. Это выражалось и самим мечом. В аграрном обществе это было целое состояние. Действительно великолепные мечи свободно могли стоить во много раз. Наряду с кузнечным искусством, которое было необходимо, чтобы изготовить хорошие мечи, их часто очень богато украшали.

Чем выше ранг, тем соответственно роскошнее был меч. Тем не менее средневековые мечи не идут в сравнение с оружием Ренессанса, абсолютно перегруженным украшениями. Маврикия и Эдуарда III. Рукописи IX века сообщают, Глава 2. При выходе из церкви его вперед выносил меченосец, указывая острием вверх, в знак светской власти и могущества.

В XIV веке было также принято представпять мечом гражданскую административную власть. В качестве таких мечей обычно использовались более или менее роскошные мечи-бастарды или двуручные мечи. В отличие от многих других мечей история этого экземпляра точно известна: Меч был символом королевской власти. Рисунок с настенной росписи в церкви Нестведа. Меч в руках судьи как символ судебной власти.

Рисунок с гравюры, около г. Городской меч Дублина символизирует административную власть бургомистра Фото: Рисунок по резной доске Сигурда на мачтовой церкви в Хиллештадте, около г. Рисунок с французской миниатюры XIV. Здесь представлена современная интерпретация кузнеца-любителя Герберта Шмидта Фото: А он, по-видимому, действительно дрался этим мечом, так как на клинке имеются типичные следы использования и зазубрины.

С предоставлением Дублину в году прав города и привилегий Генрих IV подарил городу меч - как символ власти бургомистра. Мечи были магическими, неломаюiцимися и так далее. Если отбросить раз и навсегда магические качества, то все же во многих легендах мы найдем правдивое зерно. Быть может, самым известным из мечей является Экскалибур - меч короля Артура.

Меч Калибури - древнеанглийская форма Экскалибура - неразрывно связан с историей Артура. И в этом есть правдивое зерно - в легенде отражаются религиозные обряды язычников-кельтов. Историки Грэхэм Филипс и Мартин Китмэн говорят об этом так: Но, на мой взгляд, они предлагают лучший исторический комментарий о короле Артуре, и мне не известно, были ли их доводы к настоящему времени научно опровергнуты.

И еще одна деталь легенды о Кали- Глава 2. Введен ие бурне была ими убедительно объяснена: В ней можно прочитать, что золотая рукоять была украшена двумя сплетенными змеями.

Целые книги были написаны только об одном кузнеце Вёлунде Виланде и его мече Мимуиге подробнее об этом смотрите в главе о выковывании мечей.

По всему миру сейчас куют мечи - и профессионалы в хорошо оборудованных кузницах, и любители в дворовых мастерских.

Meч: Большая иллюстрированная энциклопедия / Лайбле Т. (2011)

До восьмидесятых годов имелся лишь умеренный интерес к мечам. Введение На другой стороне шкалы находились кованные вручную благородные мечи из дамасской стали, которые, однако, тоже служили лишь декоративным целям. Еще одним фактором, повлиявшим на историю современных мечей, стал Интернет.

В настоящее время Интернет предлагает буквально десятки тысяч страниц, на которых речь идет о мечах. Современная коnия меча викинга Фото: Спрос на практичные острые мечи продолжал расти. Имеются чисто декоративные вещи настенные подвескипригодные для применения на практике реплики новоделы среднего и высокого качества, и даже современные интерпретации исторических мечей.

Единственно, что здесь надо учитывать - это вкус покупателя и глубину его кошелька. Все больше людей занимается историческим фехтованием на мечах Фото: Введение 19 Глава 3.

Внутри этого рода оружия мечи различаются между собой по размеру. В средние века и в новое время эта величина смещается вверх почти до 50 сантиметров. Меч можно грубо поделить на две части: Кроме такого грубого деления мы различаем еще множество мелких мест и деталей: Головка меча выполняет множество функций: В течение столетий были разработаны различные формы головок.

Дужки крестовины выполняют многочисленные функции: Поэтому по-английски она называется guard или handguard защита руки. И только в последнюю очередь крестовина служит для парирования ударов меча противника. Это положение следует как из средневековых техник фехтования, так и изучения самих исторических 2 1 Глава 3. Номенклатура и систематизация меча ,,о"" I Клинок Клинок Фото: Phoenix Metal Creations, Pieces of History Головка служит противовесом клинка Трубка рукояти Дужки крестовины предохраняют руку от ранений Рикассо - незатачи- ваемое основание клинка Лезвие Дола уменьшает вес клинка Острие Головка служит противовесом клинку, предо- твращает соскаль- зывание руки с ручки и исполь- зуется для ударов тыльной стороной.

Форма головки в виде диска была самой распростра- ненной Фото: ASA Swordworks Дужки крестовины предохраняют руку от удара о щит противника Клинки сужаются не только в профиле, но и дистально, это значит, что по своей длине они часто имеют разную толщину и поперечное сечение. Oakeshott, Sword in the Age of Chivalry: Такое название в настоящее время еще используется в английском языке crossguard. Сложной материей является геометрия клинка. Клинки средневековых мечей сужаются к острию не только в профиле, но и дистально, то есть по толщине.

Диетальное сужение, прежде всего, не должно ускользать от внимания при рассмотрении таких аспектов, как баланс и гармония меча. В мече дола оказывает влияние на две вещи: В мечах раннего Средневековья долы обычно Пiирокие и плоские, позднее они становятся заметно уже, часто встречаются на одной стороне клинка также две - три долы. А сток крови придуман якобы для того, чтобы отводить кровь из колотой раны, чтобы противник мог истечь кровью. Это, естественно, полная чепуха.

И в доверПiение всего не объясняется, почему именно у рубящих мечей, которые лиПiь условно приспособлены для колющего удара, имеются ярко выраженные желоба. Отверстие в ножнах иногда называют устами.

Металлическое усиление деревянных или кожаных ножен называются верхнее кольцо, среднее кольцо и нижнее кольцо. Одна из важнейших- это длина. Наряду с длиной, мечи различаются и по своей форме. Наряду с обоюдоострым мечом, мы находим также прямые мечи, заточенные только с одной стороны. Но, как всегда, исключение подтверждает правило, поэтому и в средние века изготовляли мечи с одним лезвием. Изображенный справа меч изготовлен в Германии в период с по год.

Передняя треть его клинка - обоюдоострая. Таким образом, типичный средневековый меч - прямой и обоюдоострый. В среднем и позднем Средневековье, напротив, мы сталкиваемся с таким огромным богатством форм клинков, что деление по форме рукояти уже не может восприниматься рациональным. Со средневековыми мечами они не имеют ничего обшегоl Мечи могут иметь одну или несколько дол различного сечения.

Часто в долах размещались различные надписи Фото: Armart Antiquanova Ножны чаще всего изготавливали из кожи или дерева, обтянутого кожей. Они скреплялись металлическими кольцами или окладом Фото: Lutel Меч носили на специальном поясе Фото: Museum Replicas Глава 3. Номенклатура и систематизация меча Большинство средневековых мечей были прямыми и обоюдоострыми Фото: Cold Steel Меч с однолезвийным клинком в Средние века был редкостью 25 Глава 3.

Но на самом деле это - только приятный второстепенный эффект. Поэтому художественное оформление, поскольку оно не влияет на цель, часто определялось тенденциями моды и личным вкусом хозяина меча. Прежде всего, важен клинок: Восхишение ими Эварт Оукшотт пронес через всю жизнь. Номенклатура и систематизация меча завершаются мечи викингов от 1 до IX и различные типы проходят через весь мир средневековых мечей.

Он категоризировал 35 различных форм головок и двенадцать различных форм дужек. Например, изображенный на странице 29 меч имеет относительно узкий клинок с сечением в форме алмаза и короткой долой, а также двуручную рукоять тип XVIIIa. Итак, формула получает такой вид: Здесь идет речь о различных характерных формах строения рукояти, комбинациях головки и дужек, которые могут быть у различных типов мечей.

Эти различные дизайны не имеют никакой функциональной основы, и по большей части определялись влиянием моды. Номенклатура и систематизация меча Основное различие среди мечей Оукшотт провел в зависимости от цели применения, а именно - в зависимости от доспехов противника.

Их клинки, как правило, широкие и плоские, на большинстве из них - одна или несколько дол. Лезвия заточены округло выпуклоспециально для рубки.

Мечи второй группы синие сделаны в период с по год. Эти клинки сильнее сужаются, и их сечение имеет форму ромба или форму алмаза, как говорится в международной терминологии. Эти клинки служат уже в первую очередь не для рубки, а для уколов в незащищенные места латного доспеха.

И тому тоже есть причина: Pieces of History Мечи, изготовленные в период с 1 по 1 год, характеризуются широким рубящим клинком. Эскиз по миниатюре из английской книги, около 1 г.

Museum Replicas 29 Глава 4. Средневековое искусство фехтования на мечах было гораздо более развитым, чем считается. На самом деле оно не уступает японскому кенджутсу. Здесь смешаны этика и искусство. Но эти приемы не являются признаком общей грубости, а лишь чистой необходимостью эффективной самозащиты.